Электронная библиотека

Ильичу было не по себе, он выходил на шоссе. Белой лентой, с перевала на перевал, убегало оно к югу, все понижаясь вместе с полями и снова поднимаясь к горизонту только от далекой будки, где его пересекала идущая с юго-востока чугунка. И если случалось, что ехал кто-нибудь из дурновских мужиков, - конечно, кто подельнее, поразумнее, например, Яков, которого все зовут Яковом Микитичем за то, что он "богат" и жаден, Тихон Ильич останавливал его.

- Хоть бы картузишко-то купил себе! - кричал он с усмешкой.

Яков, в шапке, в замашкой рубахе, в коротких тяжелых портках и босой, сидел на грядке телеги. Он натягивал веревочные вожжи, останавливая сытую кобылу.

- Здорово, Тихон Ильич, - сдержанно говорил он.

- Здорово! Шапку-то, говорю, пора пожертвовать на галчиные гнезда!

Яков, с хитрой усмешкой в землю, кивал головой.

- Это... как сказать?.. не плохо бы. Да, капитал-то, к примеру, не дозволяет.

- Будет толковать-то! Знаем мы вас, казанских сирот! Девку отдал, малого женил, деньги есть... Чего тебе еще от господа бога желать?

Это льстило Якову, но сдерживало еще более.

- О, господи! - вдыхая, бормотал он дрожащим голосом. - Деньги... У меня их, к примеру, и в заведенье-то не бывало... А малый... что ж малый? Малый не радует... Прямо надо сказать - не радует!

Был Яков, как многие мужики, очень нервен и особенно тогда, когда доходило дело до его семьи, хозяйства. Был очень скрытен, но тут нервность одолевала, хотя изобличала ее только отрывистая, дрожащая речь. И, чтобы уже совсем растревожить его, Тихон Ильич участливо спрашивал:

- Не радует? Скажи, пожалуйста! И все из-за бабы? Яков, озираясь, скреб ногтями грудь:

- Из-за бабы, родимец ее расшиби...

- Ревнует?

- Ревнует... В снохачи меня записала... И у Якова бегали глаза:

- Там нажалилась мужу, там нажалилась! Да что - отравить хотела! Иной раз, к примеру, остудишься.... покуришь маленько, чтоб на груди полегчало... Ну, и сунула мне под подушку цигарку... Кабы не глянул- пропал бы!

- Что ж за цигарка такая?

- Костей мертвых натолкла да заместо табаку и всыпала...

- То-то малый-то дурак! Поучил бы ее по-русски!

- Куда тебе! Мне же, к примеру, на грудь полез! А сам как змей вьется!.. Ухвачу за голову, ан голова-то стриженая... Ухвачу за пельки - рубаху драть жалко!

Тихон Ильич качал головой, молчал минуту и, наконец, решился:

- Ну, а как у вас там? Все бунту ждете? Но тут скрытность сразу возвращалась к Якову. Он усмехался и махал рукой.

- Ну! - скороговоркой бормотал он. - Какого там рожна - бунту! У нас народ смирный... Смирный народ...

И натягивал вожжи, будто не стоит лошадь.

- А сходка-то зачем в воскресенье была? - вдруг злобно кидал Тихон Ильич.

- Сходка-то? А чума их знает! Погалдели, к примеру...

- Знаю, о чем галдели-то!

- Да что ж, я не таюсь... Болтали, к примеру, что вышла, мол, распоряжение... вышла будто распоряжение - никак не работать у господ по прежней цене...

Очень обидно было думать, - что из-за какой-то Дурновки

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки