Электронная библиотека

- А книжечкй-то где расчитывать? Под лавкой-то не расчитаешься.

Дениска подумал.

- Вона! - сказал он. - Не все ж под лавкой. Залезу в нужник, - читай хошь до свету.

Тихон Ильич сдвинул брови.

- Ну вот что, - начал он. - Вот что: всю эту музыку пора тебе бросать. Не маленький, дурак. Вали-ка назад, на Дурновку, - пора к делу прибиваться. А то ведь на вас смотреть тошно. У меня вон... надворные советники лучше живут, - сказал он, разумея дворовых собак. - Помогу, уж так и быть... на первое время. Ну, на товаришко там, на струмент... И будешь и сам кормиться, и отцу хоть немного подавать.

"К чему это он гнет?" - подумал Дениска.

А Тихон Ильич решился и докончил:

- Да и жениться пора.

"Та-ак!" - подумал Дениска и не спеша стал завертывать цигарку.

- Что ж, - спокойно и чуть-чуть печально отозвался он, не поднимая ресниц. - Я каляниться не стану. Жениться можно. По приституткам хуже ходить.

- Ну вот то-то и оно-то, - подхватил Тихон Ильич. - Только, брат, имей в виду, - жениться с умом надо. Их, детей-то, с капиталом хорошо водить.

Дениска захохотал.

- Чего гогочешь-то?

- Да как же! Водить! Вроде кур али свиней.

- Не меньше кур и свиней есть просят.

- А на ком? - с печальной усмешкой спросил Дениска.

- Да на ком? Да... на ком хочешь.

- Это на Молодой, что ли?

Тихон Ильич густо покраснел.

- Дурак! А Молодая чем плоха? Баба смирная, работящая...

Дениска помолчал, ковыряя ногтем жестяную шляпку на чемодане. Потом прикинулся дураком.

- Их, молодых-то, много, - сказал он протяжно. - Не знаю, про какую вы балакаете... Про энту, что ль, с какой вы жили?

Но Тихон Ильич уже оправился.

- Жил я ай нет, - это не твоего, свинья, ума дело, - ответил он и так быстро и внушительно, что Дениска покорно пробормотал:

- Да мне одна честь... Я ведь это так... к слову...

- Ну, значит, и не бреши попусту. Людьми сделаю. Понял? Приданого дам... Понял?

Дениска задумался.

- Вот съезжу в Тулу... - начал он.

- Нашел петух земчужное зерно! На кой ляд тебе Тула-то?

- Дюже дома оголодал...

Тихон Ильич распахнул чуйку, сунул руку в карман поддевки - решил было дать Дениске двугривенный. Но спохватился, - глупо деньги швырять, да еще и зазнается этот толкач, подкупают, мол, - и сделал вид, что ищет что-то.

- Эх, папиросы забыл! Дай-ка свернуть.

Дениска подал ему кисет. Над крыльцом уже зажгли фонарь, и при его тусклом свете Тихон Ильич вслух прочел крупно вышитое белыми нитками на кисете:

"Каво люблю таму дарю люблю сердечна дарю кисет на вечно".

- Ловко! - сказал он, прочитав. Дениска застенчиво потупился.

- Значит, уж есть краля-то?

- Мало ль их, сук, шатается! - ответил Дениска беспечно. - А жениться я не отказываюсь. Ворочусь к мясоеду, и господи благослови...

Из-за палисадника загремела и с грохотом подкатила к крыльцу телега, вся закиданная грязью, с мужиком на грядке и ульяновским дьяконом Говоровым посредине, в соломе.

- Ушел? - тревожно крикнул дьякон, выкидывая из соломы ногу в новой калоше.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки