Электронная библиотека

Солдат-учитель, глупый от природы, на службе сбился с толку совершенно. По виду это был самый обыкновенный мужик. Но говорил он всегда так необыкновенно и нес такую чепуху, что приходилось только руками разводить. Он все чему-то с величайшей хитростью улыбался, глядел на собеседника снисходительно, щурясь, на вопросы никогда не отвечал сразу.

- Как величать-то тебя? - спросил его Кузьма, в первый раз зайдя в школу.

Солдат прищурился, подумал.

- Без имени и овца баран, - сказал он наконец, не спеша. - Но спрошу и я вас: Адам - это имя ай нет?

- Имя.

- Так. А сколько же, к примеру, народу померло с тех нор?

- Не знаю, - сказал Кузьма. - Да ты это к чему?

- А к тому самому, что нам этого отроду не понять! Я, к примеру, солдат и коновал. Иду недавно по ярмарке - глядь, лошадь в сапе. Сейчас к становому: так и так, ваше высокоблагородие. "А можешь ты эту лошадь пером зарезать?" - "С великим удовольствием!"

- Каким пером? - спросил Кузьма.

- А гусиным. Взял, очинил, в жилу становую чкнул, дунул маленько, в перо-то, - и готово. Дело-то, кажись, просто, ан поди-ка, ухитрись!

И солдат лукаво подмигнул и постучал себя пальцем в лоб:

- Тут еще есть смекалка-то!

Кузьма пожал плечами и смолк. И, уж проходя мимо Однодворки, от ее Сеньки узнал, как зовут солдата. Оказалось - Пармен.

- А что вам задано на завтра? - прибавил Кузьма, с любопытством глядя на огненные вихры Сеныщ, на его живые зеленые глаза, конопатое лицо, щуплое тельце и потрескавшиеся от грязи и цыпок руки и ноги.

- Задачи, стихи, - сказал Сенька, подхватив правой рукой поднятую назад ногу и прыгая на одном месте.

- Какие задачи?

- Гусей сосчитать. Летело стадо гусей...

- А, знаю, - сказал Кузьма. - А еще что?

- Еще мышей...

- Тоже сосчитать?

- Да. Шли шесть мышей, несли по шесть грошей, - быстро забормотал Сенька, косясь на серебряную часовую цепочку Кузьмы. - Одна мышь поплоше несла два гроша... Сколько выйдет всего...

- Великолепно. А стихи какие?

Сенька выпустил ногу.

- Стихи - "Кто он?"

- Выучил?

- Выучил....

- А ну-ка.

И Сенька еще быстрее забормотал - про всадника, ехавшего над Невой по лесам, где были только

Ель, сосна да мох сядой...

- Седой, - сказал Кузьма, - а не сядой.

- Ну, сидой, - согласился Сенька.

- А всадник-то этот кто же?

Сенька подумал.

- Да колдун, - сказал он.

- Так. Ну, скажи матери, чтоб она хоть виски-то тебе подстригла. Тебе же хуже, когда учитель дерет.

- А он ухи найдет, - беспечно сказал Сенька, снова берясь за ногу, и запрыгал по выгону.

Мыс и Дурновка, как это всегда бывает со смежными: деревнями, жили в постоянной вражде и взаимном презрении. Мысовые считали разбойниками и побирушками дурновцев, дурновцы - мысовых. Дурновка была "барская", а на Мысу обитали "галманы", однодворцы. Вне вражды, вне распрей находилась только Однодворка. Небольшая, худая, аккуратная, она была жива, ровна и приятна в обращении, наблюдательна. Она знала, как

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки