Электронная библиотека

-- Милый мой, это наше последнее свидание.

Он весело изумился:

-- То есть как это последнее?

-- А так.

У него еще веселей заиграли глаза:

-- Позволь, позволь, это забавно!

-- Я ничуть не забавляюсь.

-- Прекрасно. Но все-таки интересно знать, что сей сон значит? Яка така удруг закавыка, как говорит наш вахмистр?

-- Как говорят вахмистры, меня мало интересует. И я, по правде сказать, не совсем понимаю, чего ты веселишься.

-- Веселюсь, как всегда, когда тебя вижу.

-- Это очень мило, но на этот раз не совсем кстати.

-- Однако, черт возьми, я все-таки ничего не понимаю! Что случилось?

-- Случилось то, о чем я должна была сказать тебе уже давно. Я возвращаюсь к нему. Наш разрыв был ошибкой.

-- Мамочки мои! Да ты это серьезно?

-- Совершенно серьезно. Я была преступно виновата перед ним. Но он все готов простить, забыть.

-- Ка-акое великодушие!

-- Не паясничай. Я виделась с ним еще Великим постом...

-- То есть тайком от меня и продолжая...

-- Что продолжая? Понимаю, но все равно... Я виделась с ним, -- и, разумеется, тайком, не желая тебе же причинять страдание, -- и тогда же поняла, что никогда не переставала любить его.

Он сощурил глаза, жуя мундштук папиросы:

-- То есть его деньги?

-- Он не богаче тебя. И что мне ваши деньги! Если б я захотела...

-- Прости, так говорят только кокотки.

-- А кто ж я, как не кокотка? Разве я на свои, а не на твои деньги живу?

Он пробормотал офицерской скороговоркой:

-- При любви деньги не имеют значения.

-- Но ведь я люблю его!

-- А я, значит, был только временной игрушкой, забавой от скуки и одним из выгодных содержателей?

-- Ты отлично знаешь, что далеко не забавой, не игрушкой. Ну да, я содержанка, и все-таки подло напоминать мне об этом.

-- Легче на поворотах! Выбирайте хорошо ваши выражения, как говорят французы!

-- Вам тоже советую держаться этого правила. Словом...

Он встал, почувствовал новый прилив той готовности на все, с которой мчался на извозчике, прошелся по комнате, собираясь с мыслями, все еще не веря той нелепости, неожиданности, которая вдруг разбила все его радостные надежды на этот вечер, отшвырнул ногой желтоволосую куклу в красном сарафане, валявшуюся на ковре, сел опять на канапе, в упор глядя на нее.

-- Я еще раз спрашиваю: это все не шутки?

Она, закрыв глаза, помахала давно потухшей папиросой.

Он задумался, снова закурил и опять зажевал мундштук, раздельно говоря:

-- И что же, ты думаешь, что я так вот и отдам ему вот эти твои руки, ноги, что он будет целовать вот это колено, которое еще вчера целовал я?

Она подняла брови:

-- Я ведь все-таки не вещь, мой милый, которую можно отдавать или не отдавать. И по какому праву...

Он поспешно положил папиросу в пепельницу и, согнувшись, вынул из заднего кармана брюк скользкий, маленький, увесистый браунинг, на ладони покачал его:

-- Вот мое право.

Она покосилась, скучно усмехнулась:

-- Я не любительница мелодрам.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки