Электронная библиотека

-- Depuis trois semaines, monsieur.

-- Toupurs seule?

-- Non, monsieur. II у avait un monsieur...

-- Jeune, sportif?

-- Non, monsieur... Tres pensif, nerveux...

-- Et il a disparu un jour?

-- Mais oui, monsieur...*

* - Скажите, Одетт, кто эта дама? -- Какая дама, сударь? -- Дама брюнетка, там? -- Какой стол, сударь? -- Номер десять. -- Это русская, сударь. -- Ну, и... -- Я ничего не знаю о ней. -- Она у вас давно? -- Три недели, сударь, -- Всегда одна? -- Нет, сударь. Был один господин... -- Молодой, спортивного вида? -- Нет, сударь. Очень задумчивый, нервный... -- И в один прекрасный день он исчез? -- Да, сударь (франц.).

"Так, так! -- подумал я. -- Теперь кое-что понятно. Но куда это исчезает она по утрам? Все его ищет?"

На другой день, вскоре после кофе, я, как всегда, услыхал в открытое окно своей комнаты хруст гальки в садике пансиона, выглянул: она, с раскрытой, как всегда, головой, под зонтиком того же цвета, что и платье, куда-то уходила скорым шагом в красных эспадрильях. Я схватил трость, канотье и поспешил за ней. Она из нашего переулка повернула на бульвар Карно, -- я тоже повернул, надеясь, что она в своей постоянной сосредоточенности не обернется и не почувствует меня. И точно -- она ни разу не обернулась до самого вокзала. Не обернулась и на вокзале, входя в купе третьеклассного вагона. Поезд шел в Тулон, я на всякий случай взял билет до Сен-Рафаэля, поднялся в соседнее купе. Ехала она, очевидно, недалеко, но куда? Я высовывался в окно в Напуле, в Тэуле... Наконец, высунувшись на минутной остановке в Трэйясе, увидал, что она идет уже к выходу со станции. Я выскочил из вагона и опять пошел за ней, держась, однако, в некотором отдалении. Тут пришлось идти долго -- и по извивам шоссе вдоль обрывов над морем, и по крутым каменистым тропинкам сквозь мелкий сосновый лес, по которым она сокращала путь к берегу, к заливчикам, изрезывающим берег в этой скалистой, покрытой лесом и пустынной местности, этот скат прибрежных гор. Близился полдень, было жарко, воздух неподвижен и густ от запаха горячей хвои, нигде ни души, ни звука, -- только пилили, скрежетали цикады, -- открытое к югу море сверкало, прыгало крупными серебряными звездами... Наконец она сбежала по тропинке к зеленому заливчику между сангвиновыми утесами, бросила зонтик на песок, быстро разулась, -- была на босу ногу, -- и стала раздеваться. Я лег на каменистый отвес, под которым она расстегивала свое мрачно-цветистое платье, глядел и думал, что, верно, и купальный костюм у нее такой же зловещий. Но никакого костюма под платьем не оказалось, -- была одна короткая розовая сорочка. Скинув и сорочку, она, вся коричневая от загара, сильная, крепкая, пошла по голышам к светлой, прозрачной воде, напрягая красивые щиколки, подергивая крутыми половинками зада, блестя загаром бедер. У воды она постояла, -- должно быть, щурясь от ее ослепительности, -- потом зашумела в ней ногами, присела, окунулась до плеч и, повернувшись, легла на живот, потянулась, раскинув ноги, к песчаному прибрежью,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки