Электронная библиотека

"Шабаш! Assez!" -- и повернулся ко мне: "N'est-ce pas, madame?"* Я, смеясь, ответила: "Да, шабаш!" -- "Ах, вы русская?" -- "Как видите". -- "Тогда идем кутить!" Я посмотрела -- очень потрепанный, но изящный с виду человек... Остальное нетрудно угадать.

* - Довольно!.. Правда, мадам? (франц.)

-- Да, нетрудно. Почувствовали себя за ужином близкими, говорили без конца, удивились, когда настал час расставаться...

-- Совершенно верно. И не расстались и начали проматывать выигранное. Жили в Монте-Карло, в Тюрби, в Ницце, завтракали и обедали в кабаках на дороге между Каннами и Ниццой -- вы, верно, знаете, что это стоит! -- жили одно время даже в отеле на Cap d'Antibes, притворяясь богатыми людьми... А денег оставалось все меньше, поездки в Монте-Карло на последние гроши кончались крахом... Он стал куда-то исчезать и возвращаться опять с деньгами, хотя привозил пустяки -- франков сто, пятьдесят... Потом где-то продал мои серьги, обручальное кольцо, -- я была когда-то замужем, -- золотой нательный крест...

-- И, конечно, уверял, что вот-вот откуда-то получит какой-то большой долг, что у него есть знатные и состоятельные друзья и знакомые.

-- Да, именно так. Кто он, я точно и теперь не знаю, он избегал говорить подробно и ясно о своей прошлой жизни, и я как-то невнимательно относилась к этому. Ну, обычное прошлое многих эмигрантов: Петербург, служба в блестящем полку, потом война, революция, Константинополь... В Париже, благодаря прежним связям, будто бы устраивался и всегда может устроиться очень недурно, а пока -- Монте-Карло или же постоянная возможность, как он говорил, перехватить в Ницце у каких-то титулованных друзей... Я уже падала духом, приходила в отчаяние, но он только усмехался: "Будь спокойна, положись на меня, я уж сделал некоторые серьезные демарши в Париже, а какие именно, это, как говорится, не женского ума дело..."

-- Так, так...

-- Что так?

И она вдруг обернулась ко мне, сверкнув глазами, далеко швырнув потухшую папиросу.

-- Вас все это потешает?

Я схватил и сжал ее руку:

-- Как вам не стыдно! Вот я напишу вас Медузой или Немезидой!

-- Это богиня мести?

-- Да, и очень злая.

Она печально усмехнулась:

-- Немезида! Уж какая там Немезида! Нет, вы хороший... Дайте еще папиросу. Выучил курить... Всему выучил!

И, закурив, опять стала смотреть вдаль.

-- Я забыл вам сказать еще то, как я был удивлен, когда увидал, куда вы ездите купаться, -- целое путешествие каждый день и с какою целью? Теперь понимаю: ищете одиночества.

-- Да...

Солнечный жар тек все гуще, цикады на горячих, пахучих соснах пилили, скрежетали все настойчивее, яростней, -- я чувствовал, как должны быть накалены ее черные волосы, открытые плечи, ноги, и сказал:

-- Перейдем в тень, уж очень жжет, и доскажите мне вашу печальную историю.

Она очнулась:

-- Перейдем...

И мы обошли полукруг заливчика и сели в светлой и знойной тени под красными утесами. Я опять взял ее руку и оставил в своей. Она не заметила этого.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки