Электронная библиотека

книгу на колени, стала читать скорым и неверным голосом. Я глядел на ее руки, на колени под книгой, изнемогая от неистовой любви к ним и звуку ее голоса. В разных местах предвечернего сада вскрикивали на лету иволги, против нас высоко висел, прижавшись к стволу сосны, одиноко росшей в аллее среди берез, красновато-серый дятел...

-- Натали, какой удивительный цвет волос у вас! А коса немного темнее, цвета спелой кукурузы...

Она продолжала читать.

-- Натали, дятел, посмотрите!

Она взглянула вверх:

-- Да, да, я его уже видела, и нынче видела, и вчера видела... Не мешайте читать.

Я помолчал, потом снова:

-- Посмотрите, как это похоже на засохших серых червячков.

-- Что, где?

Я указал ей на скамью между нами, на засохший птичий известковый помет:

-- Правда?

И взял и сжал ее руку, бормоча и смеясь от счастья:

-- Натали, Натали!

Она тихо и долго поглядела на меня, потом выгово-рила:

-- Но вы же любите Соню!

Я покраснел, как пойманный мошенник, но с такой горячей поспешностью отрекся от Сони, что она даже слегка раскрыла губы:

-- Это неправда?

-- Неправда, неправда! Я ее очень люблю, но как сестру, ведь мы знаем друг друга с детства!

IV

На другой день она не вышла ни утром, ни к обеду.

-- Соня, что с Натали? -- спросил улан, и Соня ответила, нехорошо засмеявшись:

-- Лежит все утро в распашонке, нечесаная, по лицу видно, что ревела, принесли ей кофе -- не допила... Что такое? "Голова болит". Уж не влюбилась ли!

-- Очень просто, -- сказал улан бодро, с одобри-тельным намеком глянув на меня, но отрицая головой.

Вышла Натали только к вечернему чаю, но вошла на балкон легко и живо, улыбнулась мне приветливо и как будто чуть виновато, удивив меня этой живостью, улыб-кой и некоторой новой нарядностью: волосы убраны туго, спереди немного подвиты, волнисто тронуты щипцами, платье другое, из чего-то зеленого, цельное, очень простое и очень ловкое, особенно в перехвате на талии, туфельки черные, на высоких каблучках, -- я внутренне ахнул от нового восторга. Я, сидя на балконе, просматривал "Ис-торический вестник", несколько книг которого дал мне улан, когда она вдруг вошла с этой живостью и несколько смущенной приветливостью:

-- Добрый вечер. Идем чай пить. Сегодня за само-варом я. Соня нездорова.

-- Как? То вы, то она?

-- У меня просто болела голова с утра. Стыдно сказать, только сейчас привела себя в порядок...

-- До чего удивительно это зеленое при ваших глазах и волосах! -- сказал я. И вдруг спросил, краснея: -- Вы вчера мне поверили?

Она тоже покраснела -- тонко и ало -- и отвер-нулась:

-- Не сразу, не совсем. Потом вдруг сообразила, что не имею основания не верить вам... и что, в сущности, какое же мне дело до ваших с Соней чувств? Но идем...

К ужину вышла и Соня и улучила минуту ска-зать мне:

-- Я заболела. У меня это проходит всегда очень тяжело, дней пять лежу. Нынче еще могла выйти, а завтра уж нет. Веди себя умно без меня. Я тебя страшно люблю и ужасно ревную.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки