Электронная библиотека

Она изменилась в лице, но справилась, с усилием улыбнулась:

-- Но мы же условились не ссориться больше... Послушайте лучше вот что: вы засиделись дома, пойдите погуляйте до ужина, а потом я посижу с вами в саду, предсказания насчет месяца, слава Богу, не сбылись, ночь будет прекрасная...

-- Соне меня жаль, а вам? Нисколько?

-- Страшно жаль, -- ответила она и неловко засмеялась, ставя на поднос чайную посуду. -- Но, слава Богу, Соня уже здорова, скоро не будете скучать...

При словах "а вечером я посижу с вами" сердце у меня сжалось сладко и таинственно, но я тотчас подумал: да нет! это просто только ласковое слово! Я пошел к себе и долго лежал, глядя в потолок. Наконец встал, взял в прихожей картуз и чью-то палку и бессознательно вышел из усадьбы на широкий шлях, пролегавший между усадьбой и хохлацкой деревней немного выше ее, на степном голом взгорье. Шлях вел в пустые вечерние поля. Всюду было холмисто, но просторно, далеко видно. Слева от меня лежала речная низменность, за ней слегка поднимались к горизонту тоже пустые поля, там только что село солнце, горел закат. Справа краснел против него правильный ряд белых одинаковых хат точно вымершей деревни, и я с тоской смотрел то на закат, то на них. Когда повернул назад, навстречу тянуло то теплым, то почти горячим ветром и уже светил в небе молодой месяц, не суливший ничего доброго: блестела одна половина его, но как прозрачная паутина видна была и другая, а все вместе напоминало желудь.

За ужином -- ужинали на этот раз тоже в саду, в доме было жарко, -- я сказал улану:

-- Дядя, что вы думаете о погоде? Мне кажется, завтра будет дождь.

-- Почему, мой друг?

-- Я только что ходил в поле, с грустью думал, что скоро покину вас...

-- Это почему?

Натали тоже вскинула на меня глаза:

-- Вы собираетесь уезжать?

Я притворно засмеялся:

-- Не могу же я...

Улан особенно энергично закачал головой, на этот раз кстати:

-- Вздор, вздор! Папа и мама отлично могут потер-петь разлуку с тобой. Раньше двух недель я тебя не отпущу. Да вот и она не отпустит.

-- Я не имею никаких прав на Виталия Петрови-ча, -- сказала Натали.

Я жалобно воскликнул:

-- Дядя, запретите Натали называть меня так! Улан хлопнул ладонью по столу:

-- Запрещаю. И довольно болтать о твоем отъезде. Вот насчет дождя ты прав, вполне возможно, что погода опять испортится.

-- В поле было уже слишком чисто, ясно, -- сказал я. -- И месяц очень чист наполовину и похож на желудь, и дуло с юга. И вот, видите, уже находят облака...

Улан повернулся, посмотрел в сад, где то мерк, то разгорался лунный свет:

-- Из тебя, Виталий, выйдет второй Брюс...

В десятом часу она вышла на балкон, где я сидел, ожидая ее, в унынии думая: все это вздор, если у нее и есть какие-то чувства ко мне, то совсем несерьезные, переменчивые, мимолетные... Молодой месяц, тоже чис-тый, без паутины, играл все выше и ярче в грудах все больше скоплявшихся облаков, дымчато-белых, величаво загромождавших небо, и когда выходил из-за них

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки