Электронная библиотека

-- Я не ужинаю, выпью только чаю, но вы сперва покушайте... Вы из Москвы? Почему? Что ж там делать летом?

-- Возвращаюсь из Парижа.

-- Вот как! И долго там пробыли? Ах, если б я могла поехать куда-нибудь! Но ведь моей девочке всего четвертый год... Вы, говорят, усердно хозяйствуете?

Я выпил рюмку водки, не закусывая, и попросил позволения курить.

-- Ах, пожалуйста! Я закурил и сказал:

-- Натали, не нужно вам быть со мной светски лю-безной, не обращайте на меня особого внимания, я заехал только взглянуть на вас и опять скрыться. И не чувствуйте неловкости -- ведь все, что было, быльем поросло и прошло без возврата. Вы не может; не видеть, что я опять ослеплен вами, но теперь вас никак не может стеснять мое восхищение -- оно теперь бескорыстно и спокойно...

Она склонила голову и ресницы, --- к дивной проти-воположности того и другого никогда нельзя было при-выкнуть, -- и лицо ее стало медленно розоветь.

-- Это совершенно точно, -- сказал я, бледнея, но крепнущим голосом, сам себя уверяя, что говорю прав-ду. -- Ведь все на свете проходит Что до моей страшной вины перед вами, то я уверен, что она уже давным-давно стала для вас безразлична и гораздо более понятна, про-стительна, чем прежде: вина моя была все-таки не совсем вольная и даже в ту пору заслуживала снисхождения по моей крайней молодости и по тому удивительному стече-нию обстоятельств, в которое я попал. И потом, я уже достаточно наказан за эту вину -- всей своей гибелью.

-- Гибелью?

-- А разве не так? Вы и до сих пор не понимаете, не знаете меня, как сказали когда-то?

Она помолчала.

-- Я видела вас на балу и Воронеже... Как еще молода была я тогда и как удивительно несчастна! Хотя разве бывает несчастная любовь? -- сказала она, под-нимая лицо и спрашивая всем черным раскрытием глаз и ресниц. -- Разве самая скорбная в мире музыка не дает счастья? Но расскажите мне о себе, неужели вы навсегда поселились в деревне? Я с усилием спросил:

-- Значит, вы тогда меня еще любили?

-- Да.

Я замолчал, чувствуя, что лицо у меня теперь уже горит огнем.

-- Это правда, что я слышала... что у вас есть любовь, ребенок?

-- Это не любовь, -- сказал я. -- Страшная жа-лость, нежность, но и только.

-- Расскажите мне все.

И я рассказал все -- вплоть до того, что сказала мне Гаша, посоветовавши мне "поехать, пожить в свое удовольствие". И кончил так:

-- Теперь вы видите, что я всячески погиб...

-- Полноте! -- сказала она, думая что-то свое. -- У вас еще вся жизнь впереди. Но брак для вас, конечно, невозможен. Она, конечно, из таких, что и ребенка не пожалеет, не то что себя.

-- Не в браке дело, -- сказал я. -- Бог мой! Мне жениться!

Она в раздумье посмотрела на меня:

-- Да, да. И как странно. Ваше предсказание сбылось -- мы породнились. Вы чувствуете, что ведь вы мне двоюродный брат теперь?

И положила руку на руку мне:

-- Но вы ужасно устали с дороги, даже не притронулись ни к чему. На вас лица нет, довольно разговоров на сегодня, идите, постель для вас в павильоне приготовлена...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки