Электронная библиотека

Отвратительно. Что-то, как всегда теперь, насквозь лживое, претенциозное, рассказывающее о самых страшных вещах, но ничуть не страшное, ибо автор несерьезен, изнуряет "наблюдательностью" и такой чрезмерной "народностью" языка и всей вообще манеры рассказывать, что хочется плюнуть. И никто этого не видит, не чует, не понимает,-- напротив, все восхищаются. "Как сочно, красочно!"

"Съезд Советов". Речь Ленина. О, какое это [...]!

Читал о стоящих на дне моря трупах,-- убитые, утопленные офицеры. А тут "Музыкальная табакерка".

3 марта.

Немцы взяли Николаев и Одессу. Москва, говорят, будет взята семнадцатого, но не верю и все собираюсь на юг.

Маяковского звали в гимназии Идиотом Полифемовичем.

5 марта.

Серо, редкий снежок. На Ильинке возле банков туча народу -- умные люди выбирают деньги. Вообще, многие тайком готовятся уезжать.

В вечерней газете -- о взятии немцами Харькова. Газетчик, продававший мне газету, сказал:

-- Слава Тебе Господи. Лучше черти, чем Ленин.

7 марта.

В городе говорят:

-- Они решили перерезать всех поголовно, всех до семилетнего возраста, чтобы потом ни одна душа не помнила нашего времени.

Спрашиваю дворника:

-- Как думаешь, правда?

Вздыхает:

-- Все может быть, все может быть.

-- И ужели народ допустит?

-- Допустит, дорогой барин, еще как допустит-то! Да и что ж с ними сделаешь? Татары, говорят, двести лет нами владали, а ведь тогда разве такой жидкий народ был?

Шли ночью по Тверскому бульвару: горестно и низко клонит голову Пушкин под облачным с просветами небом, точно опять говорит: "Боже, как грустна моя Россия!"

И ни души кругом, только изредка солдаты и б--и.

8 марта. К. П. про Спиридонову:

-- Меня никогда не влекло к ней. Революционная ханжа, истеричка. Дурное издание Фигнер, которую она прежде сознательно копировала...

Да, а ведь какой героиней была одно время эта Спиридонова.

Великолепные дома возле нас (на Поварской) реквизируются один за одним. Из них вывозят и вывозят куда-то мебель, ковры, картины, цветы, растения -- нынче весь день стояла на возу возле подъезда большая пальма, вся мокрая от дождя и снега, глубоко несчастная. И все привозят, внедряют в эти дома, долженствующие быть какими-то "правительственными" учреждениями, мебель новую, конторскую...

Неужели так уверены в своем долгом и прочном существовании?

"Поношение сокрушило сердце мое..."

9 марта.

Нынче В. В. В.-- он в длинных сапогах, в поддевке на меху,-- все еще играет в "земгусара",-- понес опять то, что уже совершенно осточертело читать и слушать:

-- Россию погубила косная, своекорыстная власть, не считавшаяся с народными желаниями, надеждами, чаяниями... Революция в силу этого была неизбежна...

Я ответил:

-- Не народ начал революцию, а вы. Народу было совершенно наплевать на все, чего мы хотели, чем мы были недовольны. Я не о революции с вами говорю,-- пусть она неизбежна, прекрасна, все, что угодно. Но не врите на народ -- ему ваши ответственные

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки