Электронная библиотека

огрызок сахару, муху, которая "точно повторяла докучную жалобу", чеховско-го студента из "Болота", тургеневский "странный звук, внезапно пронесшийся по лесу", толстовскую дремоту в санях ("по-прежнему равномерно двигались лошадиные крупы..."), этого громовержца пристава, фамилия кото-рого уж непременно Ирисов или Гиацинтов, а отчество Афиногенович или Ардалионович - и опять это самое что ни на есть чеховское в "Мелюзге": разговоры зате-рянных где-то в северных снегах учителя и фельдшера:

- Иногда учителю начинало казаться, что он, с тех пор как помнит себя, никуда не выезжал из Курши... что он только в забытой сказке или во сне слышал про дру-гую жизнь, где есть цветы, сердечные, вежливые люди, умные книги, женские нежные голоса и улыбки...

- Я всегда, Сергей Фирсыч, думал, что это хорошо - приносить свою хоть самую малюсенькую пользу, - го-ворил учитель фельдшеру. - Я гляжу, например, на ка-кое-нибудь прекраснейшее здание, на дворец или собор, и думаю: пусть имя архитектора останется бессмертным на веки вечные, я радуюсь его славе, и я совсем ему не завидую. Но ведь и незаметный каменщик, который то-же с любовью клал свой кирпич и обмазывал его изве-сткой, разве он также не может чувствовать счастья и гордости? И я часто думаю, что мы с тобой - крошечные люди, мелюзга, но если человечество станет когда-ни-будь свободным и прекрасным...

В рассказе "Нарцисс" я отметил описание светского салона, какую-то баронессу и ее приятельницу Бэтси, - да, это уж неизбежно: Бэтси! - и грозовой вечер, - "в гу-стом, раскаленном воздухе чувствовалась надвигающаяся гроза", - и тот первый поцелуй влюбленных, который уже тысячу раз соединяли писатели с "надвигающейся грозой"... В "Яме" отметил то место, где "огоньки за-жглись в зеленых длинных египетских глазах глазах артистки", пение которой так потрясло девиц публичного дома, что даже сам автор воскликнул совершенно серьезно: "Тако-ва власть гения!"

Потом я стал читать дальше, взял первую попавшуюся под руку книгу, прочел первый рассказ и огорчился еще больше. Книга эта начинается рассказом "На разъез-де". Содержание его таково: едут по железной дороге в одном и том же купе случайно встретившиеся в пу-ти какой-то молодой человек, молодая женщина, у кото-рой была "тоненькая, изящная фигурка и развевающиеся пепельные волосы", и ее муж, гнусный старик-чиновник, изображенный крайне ядовито: "Господин Яворский не умел и не мог ни о чем говорить, кроме своей персоны, собственных ревматизмов и геморроев, и на жену смот-рел, как на благоприобретенную собственность..." Этот старик день и ночь наставляет, пилит свою несчастную "собственность", ревнует ее к молодому человеку, гово-рит и ему грубости и тем самым еще более раздувает за-горевшуюся между молодыми людьми любовь, в которой они в конце концов и признаются друг другу на остановке на каком-то разъезде, где их поезд оказывается рядом с другим, встречным поездом, а признавшись, перебегают в этот поезд, решив бросить старика и соединиться навеки. Тут молодой человек страстно воскликнул: "Навсегда? На всю жизнь?" И молодая женщина "вместо ответа спрята-ла свое лицо у него на груди"...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки