Электронная библиотека

Est-ce bien vous? Vous que je vis si belle

Quand tout un peuple entourant votre char

Vous saluait du nom de l'immortelle

Dont votre main brandissait l'etendard?

De nos respects, de nos cris d'allegresse,

De votre gloire et de votre beaute,

Vous marchiez fiere: oui, vous etiez deesse,

Deesse de la Liberte***.

* - весьма скромна (франц.).

** - это чудо природы (франц.).

*** - Неужели это ты? Ты, которую и видел столь прекрасной, ког-да толпа, окружив твою колесницу, приветствовала тебя, именуй той бессмертной, чье знамя развевалось в твоих руках? Ты шест-вовала, гордая нашим преклонением, нашими ликующими воз-гласами, гноим торжеством и своей красотой - да. тогда ты была богиней, Богиней Свободы! (франц. - Из стих. "Богиня".)

IV

Возле Оперы я вышел на свет Божий. Добродетель-ные греки были правы: небо, солнце, воздух - высшая радость смертных, трижды несчастны тени, населяющие широковратное царство Гадеса. Бедная Тереза Анжели-ка Обри, бедная Богиня Разума! Как бы это получше уяс-нить себе разумом, почему и за что уже сто лет гниет в земле "се chef-d'oeuvre de la Nature"?

Солнце, все-таки еще зимнее, уже склонялось, был са-мый людный час, и несметное множество народа и экипа-жей затопляло площадь в его зеленоватом жидком бле-ске. Пешеходы бежали, автомобили и омнибусы медлен-но текли страшной ревущей лавиной. Я поймал свободный автомобиль, вскочил и поехал дальше. Из одного длинного и узкого уличного пролета глянул на меня с высоты Мон-мартра бледный восточный призрак собора Sacre Coeur...

V

В автомобиле я добросовестно постарался вспомнить возможно подробнее и представить себе возможно яс-нее все, что знал о 10 ноября 1793 года.

Какой был тогда Париж? Бог его знает, какой, слабо наше воображение, не велик разум. Ну, конечно, был Па-риж уже и тогда огромным городом, со множеством садов и поместий, с прекрасными зданиями, но и с лачугами, с лужами и грязью даже на площадях, с грубыми средне-вековыми мостами через патриархальную Сену... Левый берег вообразить легче, - столько еще сохранилось там прежних узких улиц и узких нелепых домов. Зато собор все тот же. Как странно, - все тот же, как тогда, когда стояла под его сводами, на бутафорских скалах, возле Храма Премудрости, прелестная Тереза Анжелика Обри!

И на мгновение я довольно живо почувствовал душу Парижа в те годы, тот развал жизни, то нечто бездель-ное, праздничное и жуткое, то владычество черни, кото-рым веет в воздухе во времена всех революций. И был сырой осенний день с сильным холодным ветром, сме-нившим ночной проливной дождь, и всюду, - на мостах, в уличках, ведущих к собору, и особенно на площади пе-ред ним и в нем самом, - было великое, как бы ярмароч-ное многолюдство, и поминутно раздавался над городом грохот пушек, салютующих коронованию Нового Боже-ства. А Новое Божество стояло под сводами собора, dans cet edifice ci-devant dit eglise metropolitaine*, на скалистой горе, возле белоколонного храма, в красной шапочке, в белой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки