Электронная библиотека

усиками женщины, стоявшей на пороге конторы, предполагая и ней привратницу. В самом деле, это была привратница и к тому же очень живая и толковая, - эти полные с усиками всегда такие. Но и она о могиле не име-ла никакого понятия. А затем я тщетно расспрашивал сто-рожей, встречавшихся мне в голых аллеях, по которым я ходил не менее получаса, оглядывая надписи на памятни-ках. Затем опять обращался к встречным дамам и госпо-дам в трауре... И один господин ни с того ни с сего (вернее, с расчетом хоть чем-нибудь удовлетворить сумасшедшего искателя знаменитых могил) предложил мне взглянуть на могилу Золя. Эта могила была в двух шагах от меня, на при-горке. К вечеру совсем засвежело, небо над кладбищем стало еще бледнее, низкое солнце холодно и резко осве-щало ледяную и блестящую наготу безобразно-громадной глыбы красного гранита, на которой не было ни единого религиозного знака, ни одного слова Писания, - очевид-но, тоже в честь Разума. Над глыбой стоял на цоколе тер-ракотовый бюст - моложавый мужчина лет тридцати, щеголевато-демократической артистическо-рабочей на-ружности, с длинными волосами и в блузе. Я взглянул и, закурив, рассеянно сделал несколько шагов по аллее, потом зачем-то в сторону, среди деревьев, крестов и памятников, где местами лежал серый снежок. - "Ну и Бог с ней, с этой Богиней Разума, - подумал я, - пора до-мой", - и вдруг увидал себя как раз перед ее могилой...

И присев на соседний надгробный камень, я уставился на могилу в полном изумлении.

VIII

Да, так вот оно что: даже на кладбище ни единая душа не знает и знать не желает о какой-то Богине Разума, не-когда коронованной вот в этом самом Париже, под древними сводами собора Парижской Богоматери. Но мало того: что же это такое перед моими глазами?

Перед моими глазами было старое и довольно невзрач-ное дерево. А под деревом - квадрат ржавой решетки. А в квадрате - камень на совсем плоской и даже слегка осевшей земле, а на камне - две самых простых камен-ных колонки в аршин высоты, покосившихся, изъеденных временем, дождем и лишаями. Когда-то их "украшали" ур-ны. Теперь колонки лишены даже этих украшений: одна урна совсем куда-то исчезла, другая валяется на земле. И на одной колонке надпись: "Памяти Фанни", на другой - "Памяти Терезы Анжелики Обри".

- Est-ce bien vous?*

* - Неужели это вы? (франц. - Из стихотворения "Богиня").

Неужели это правда, что это именно она, она самая, мадемуазель Тереза Анжелика Обри, лежит в земле в двух шагах от меня?

Там еще есть гнилые, смешавшиеся с землей остатки гроба, правильно лежащие кости, зубастый череп... Это она? Конечно, она. А с другой стороны - конечно, не она... Мудрый разум, помоги, - я всегда в подобных слу-чаях совершенно теряюсь и путаюсь!

Но разум не помогал.

IX

Бесспорно, судьба Обри была удивительна. Но удиви-тельна больше всего в силу необыкновенных несчастий. В общем, она была истинно ужасна. И Обри, при всей не-зависимости своей натуры, не могла не понимать этого даже в те дни, которые, казалось бы, должны были быть ее лучшими днями.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки