Электронная библиотека

революция, снова наступила Империя и снова Обри заставляла разом подниматься все бинокли и лор-неты при своем появлении на сцене. Звезда ее стояла вы-соко, время, молодость, успехи сделали прошлое дале-ким сном. Но вот однажды, в один из самых блестящих вечеров, в присутствии самой Императрицы и ее Двора, но время апофеоза, которым оканчивалось "Возвраще-ние Улисса", в тот момент, когда Минерву-Обри медленно спускали с облаков на землю, "Слава" - я употреб-ляю театральный термин того времени - "Слава", на ко-торой восседала она, внезапно сорвалась и обрушилась... Когда-то Обри уступила однажды потребности любить, быть матерью - и стала ею. Теперь, после того, как ее, окровавленную и изувеченную, принесли в уборную и привели в чувство, первое, что слетело с ее губ, был крик: "Ради Бога, не пускайте ко мне Фанни, это испугает ее!" А затем она тотчас столп умолять сказать ей прав-ду: будет ли она в состоянии снова играть, если останется жива?

Нет, играть ей больше не пришлось. Всеми вскоре за-бытая, калека, обеспеченная только скудной пенсией, она повела грустную и однообразную жизнь в бедной и маленькой квартирке, с болезненной, медленно умираю-щей Фанни на руках, и жизнь эта, к несчастью, длилась еще много лет. Уличные певцы пели под ее окнами:

Je vous revois, et le temps rapide

Теrait ces yeux ou riaient les amours...

Resignez-vous: char, autel, fleurs, jeunesse,

Gloire, vertu, grandeur, espoir, fierte,

Tout a peri: vous n'etes pas deesse,

Deesse de la Liberte...*

* - Я вновь увидел тебя, но быстротечное время погасило глаза, в которых некогда сияла любовь... Смирись: колесница и жертвенник, цисты и юность, слава, доблесть, величие, надежда, гор-дость - все погибло: ты уже не богиня, Богиня Свободы! (франц. - Из стихотворения "Богиня").

Но знала ли она, что все это относится к ней? Нет, она даже этого не знала. Она знала только одно, знала и без Беранже: да, да, все прошло, все погибло, осталось действительно одно - покоряться судьбе да употреб-лять остаток сил на заботы о Фанни, на то, чтобы хоть как-нибудь обеспечить ее после своей смерти. Она вся-чески хлопотала об устройстве судьбы Фанни, писала завещание, прося добрых людей о ней да еще о своих похоронах, - о том, чтобы все было "прилично" и "что-бы поставили памятничек на ее могиле". И Бог дал ей под конец хотя и одно, но великое утешение: все-таки Фанни пережила ее, - Фанни успокоилась вот в этой са-мой могиле, что передо мною, через полтора месяца по-сле ее смерти...

А может быть, ей бы отраднее знать, умирая, что через полтора месяца она снова будет рядом - и уже навеки - со своею Фанни? Может быть, может быть... Что мы зна-ем? Что мы знаем, что мы понимаем, что мы можем!

XIII

Одно хорошо: от жизни человечества, от веков, поко-лений остается на земле только высокое, доброе и пре-красное, только это. Все злое, подлое и низкое, глупое в конце концов не оставляет следа: его нет, не видно. А что осталось, что есть? Лучшие страницы лучших книг, пре-дание о чести, о совести,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки