Электронная библиотека

о самопожертвовании, о благо-родных подвигах, чудесной песни и статуи, великие и святые могилы, греческие храмы, готические соборы, их райски-дивные цветные стекла, органные громы и жа-лобы. "Dies irae" и "Смертью смерть поправ"... Остался, есть и вовеки пребудет Тот, Кто, со креста любви и стра-дания, простирает своим убийцам объятия, осталась Она, Единая, Богиня богинь, Ее же благословенному царствию не будет конца.

16.V.24

АНДРЕ ШЕНЬЕ

Прочел Ленотра об Андре Шенье.

Мало кто знает, что знаменитый французский поэт был француз только наполовину. Ленотр рассказывает, что Париж и двор Людовика XV настолько поразили и очаро-вали "одного из восьми богатых вельмож", бывших в сви-те посла Отоманской империи, вручавшего свои грамоты французскому королю в марте 1721 года, что этот вель-можа, возвратясь на родину, в Стамбул, до конца жизни остался фанатическим поклонником Франции. Он даже свою новорожденную дочку назвал по-французски, Елизабет, и воспитал ее в таком восхищении перед француз-ским двором, что она до двадцати пяти лет ждала себе же-ниха не иначе как в образе прекрасного рыцаря из Па-рижа, а не дождавшись, вышла все-таки за француза, за скромного советника французского посольства, Людови-ка Шенье.

Вот от этой-то мечтательной турчанки и родился Анд-ре Шенье, говорит Ленотр. Когда ему сравнялось три го-да, родители его переселились в Париж. И он привез сю-да с собой, в своем младенческом сердце, унаследован-ную от матери жажду прекрасного и ту страстность, что создают поэты, а мать - свои наконец-то готовые осу-ществиться мечты. Действительность, однако, оказалась и для него, и для нее очень жестокой.

Низкое небо, грязная мостовая, дома с обсыпавшейся штукатуркой, серая трудовая толпа, мелочность нравов, ничтожность черни, спесь знати - таким представился г-же Шенье Париж. Двор, который она могла видеть толь-ко издали, показался ей только скучным гнездом интриг и честолюбий. А к этим разочарованиям присоединились денежные и хозяйственные заботы. Средства семьи бы-ли скудны, г. Шенье долго и понапрасну искал места. На-конец, ему предложили отправиться в качестве консула в Марокко. Он уехал и пробыл в отсутствии целых сем-надцать лет. Когда же вернулся, был уже канун револю-ции. И вся семья оказалась настроена весьма револю-ционно.

Г-жа Шенье, с трудом воспитавшая пятерых детей, была ожесточена против общества, находила его отвра-тительным, ибо не смогла при всех своих достоинствах и гордом сознании их, занять в нем положение. Не имея возможности выделиться при дворе, она замкнулась в кружке из нескольких остроумцев, скептиков и фрон-деров, партизанов новых идей. Таких было тогда много. Они в сущности вовсе не желали разрушения старого мира, говорит Ленотр; но им очень нравилось критико-вать его и легкомысленно желать победы утопистам. Эти любители туманного будущего и новшеств назывались в то время философами; они заигрывали с утопистами, как буржуа наших дней заигрывают с социализмом, забывая об ужасном пожаре, который, играя огнем, произвели наши предки сто лет тому назад. И вот к ним-то и тяну-лась г-жа Шенье.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки