Электронная библиотека

В конце девяностых годов еще не пришел, но уже чув-ствовался "большой ветер из пустыни". И был он уже тлетворен в России для той "новой" литературы, что как-то вдруг пришла на смену прежней. Новые люди этой но-вой литературы уже выходили тогда в первые ряды ее и были удивительно не схожи ни в чем с прежними, еще столь недавними "властителями дум и чувств", как тогда выражались. Некоторые прежние еще властвовали, но число их приверженцев все уменьшалось, а слава новых все росла. Аким Волынский, видно, недаром объявил тог-да: "Народилась в мире новая мозговая линия!" И чуть не все из тех новых, что были во главе нового, от Горького до Сологуба, были люди от природы одаренные, наделен-ные редкой энергией, большими силами и большими спо-собностями. Но вот что чрезвычайно знаменательно для тех дней, когда уже близится "ветер из пустыни": силы и способности почти всех новаторов были довольно низ-кого качества, порочны от природы, смешаны с пошлым, лживым, спекулятивным, с угодничеством улице, с бес-стыдной жаждой успехов, скандалов...

Толстой немного позднее определил все это так: "Удивительная дерзость и глупость нынешних новых писателей!"

Это время было временем уже резкого упадка в лите-ратуре нравов, чести, совести, вкуса, ума, такта, меры... Розанов в то время очень кстати (с гордостью) заявил од-нажды: "Литература - мои штаны, что хочу, то в них и делаю..." Впоследствии Блок писал в своем дневнике:

- Литературная среда смердит...

- Брюсову все еще не надоело ломаться, актерство-вать, делать мелкие гадости...

- Мережковские - хлыстовство...

- Статья Вячеслава Иванова душная и тяжелая...

- Все ближайшие люди на границе безумия, больны, расшатаны... Устал... Болен... Вечером напился... Ремизов, Гершензон - все больны... У модернистов только завит-ки вокруг пустоты...

- Городецкий, пытающийся пророчить о какой-то Руси...

- Талант пошлости и кощунства у Есенина.

- Белый не мужает, восторжен, ничего о жизни, все не из жизни...

- У Алексея Толстого все испорчено хулиганством, отсутствием художественной меры. Пока будет думать, что жизнь состоит из трюков, будет бесплодная смо-ковница...

- Вернисажи, "Бродячие собаки"...

Позднее писал Блок о революции, - например, в мае 1917 года:

- Старая русская власть опиралась на очень глубо-кие свойства русской жизни, которые заложены в гораз-до большем количестве русских людей, чем это принято думать по-революционному... Не мог сразу сделаться революционным народ, для которого крушение старой вла-сти оказалось неожиданным "чудом". Революция пред-полагает волю. Была ли воля? Со стороны кучки...

И в июле того же года писал о том же:

- Германские деньги и агитация огромны... Ночь, на улице галдеж, хохот...

Через некоторое время, он, как известно, впал в не-кий род помешательства на большевизме, но это ничуть не исключает правильности того, что он писал о револю-ции раньше. И я привел его суждение о ней не с полити-ческой целью, а затем, чтобы сказать, что та "револю-ция", которая началась

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки