Электронная библиотека

в девяностых годах в русской ли-тературе, тоже была некоторым "неожиданным чудом", и что в этой литературной революции тоже было с само-го ее начала то хулиганство, то отсутствие меры, те трю-ки, которые напрасно Блок приписывает одному Алек-сею Толстому, были впрямь "завитки вокруг пустоты". Был в свое время и сам Блок грешен насчет этих "завит-ков", да еще и каких! Андрей Белый, употребляя для каждого слова большую букву, называл Брюсова в своих писаниях "Тайным Рыцарем Жены, Облеченной в Солн-це". А сам Блок еще раньше Белого, в 1 904 году, поднес Брюсову книгу своих стихов с такой надписью:

Законодателю русского стиха,

Кормщику в темном плаще,

Путеводной Зеленой Звезде, -

меж тем, как этот "Кормщик", "Зеленая Звезда", этот "Тайный Рыцарь Жены, Облеченной в Солнце", был сы-ном мелкого московского купца, торговавшего пробка-ми, жил на Цветном бульваре в отеческом доме, и дом этот был настоящий уездный, третьей гильдии купече-ский, с воротами всегда запертыми на замок, с калиткою, с собакой на цепи во дворе. Познакомясь с Брюсовым, когда он был еще студентом, я увидел молодого челове-ка, черноглазого, с довольно толстой и тугой гостинно-дворческой и скуласто-азиатской физиономией. Говорил этот гостиннодворец, однако, очень изысканно, высоко-парно, с отрывистой и гнусавой четкостью, точно лаял в свой дудкообразный нос, и все время сентенциями, то-ном поучительным, не допускающим возражений. Все было в его словах крайне революционно (в смысле ис-кусства), - да здравствует только новое и долой все ста-рое! Он даже предлагал все старые книги дотла сжечь на кострах, "вот как Омар сжег Александрийскую библио-теку", - воскликнул он. Но вместе с тем для всего ново-го уже были у него, этого "дерзателя, разрушителя", же-сточайшие, непоколебимые правила, уставы, узаконения, за малейшее отступление от которых он, видимо, готов был тоже жечь на кострах. И аккуратность у него, в его низкой комнате на антресолях, была удивительна

"Тайный Рыцарь, Кормщик, Зеленая Звезда..." Тогда и заглавия книг всех этих рыцарей и кормщиков были не менее удивительны: "Снежная маска", "Кубок метелей", "Змеиные цветы"... Тогда, кроме того, ставили их, эти за-главия, непременно на самом верху обложки в углу сле-ва. И помню, как однажды Чехов, посмотрев на такую обложку, вдруг радостно захохотал и сказал:

- Это для косых!

В моих воспоминаниях о Чехове сказано кое-что о том как вообще относился он и к "декадентам" и к Горь-кому, к Андрееву... Вот еще одно свидетельство в том же роде.

Года три тому назад, - в 1947 году, - в Москве изда-на книга под заглавием "А. П. Чехов в воспоминаниях современников". В этой книге напечатаны между прочим воспоминания А. Н. Тихонова (А. Сереброва). Этот Ти-хонов всю жизнь состоял при Горьком. В юности он учился в Горном институте и летом 1902 года произ-водил разведки на каменный уголь в уральском имении Саввы Морозова, и вот Савва Морозов приехал однажды в это имение вместе с Чеховым. Тут, говорит Тихонов, я провел несколько дней в обществе Чехова и однажды

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки