Электронная библиотека

нет со-мнения, что он сделал бы это, если бы подлые враги на-шего народа, троцкисты и бухаринцы, не оборвали его чудесной жизни; около восьми тысяч ценнейших руко-писей и материалов Горького бережно хранятся в архи-ве писателя при Институте мировой литературы Акаде-мии наук СССР..." Таков был Горький. А сколько было еще ненормальных! Цветаева с ее непрекращавшимся всю жизнь ливнем диких слов и звуков в стихах, кон-чившая свою жизнь петлей после возвращения в Совет-скую Россию; буйнейший пьяница Бальмонт, незадолго до смерти впавший в свирепое эротическое помешатель-ство; морфинист и садистический эротоман Брюсов; за-пойный трагик Андреев... Про обезьяньи неистовства Бе-лого и говорить нечего, про несчастного Блока - тоже: дед по отцу умер в психиатрической больнице, отец "со странностями на грани душевной болезни", мать "неод-нократно лечилась в больнице для душевнобольных"; у самого Блока была с молодости жестокая цинга, жалоба-ми на которую полны его дневники, так же как и на стра-дания от вина и женщин, затем "тяжелая психостения, а незадолго до смерти помрачение рассудка и воспаление сердечных клапанов..." Умственная и душевная неурав-новешенность, переменчивость - редкая: "гимназия отталкивала его, по его собственным словам, страшным плебейством, противным ого мыслям, манерам и чувствам"; тут он готовится и актеры, и первые университетские годы подражает Жуковскому и Фету, пишет о любви "среди розовых утр, алых зорь, золотистых долин, цветистых лугов"; затем он продолжатель В. Соловьева, друг и соратник Белого, "возглавлявшего мистический кружок аргонавтов"; в 1905 году "идет к толпе с крас-ным знаменем, однако вскоре совершенно охладевает к революции..." В первую великую войну он устраивается на фронте чем-то вроде земгусара, приезжая в Петербург, говорит Гиппиус то о том, как по войне "весело", то совсем другое - как там скучно, гадко, иногда уверяет ее, что "всех жидов надо повесить"...

(Последние строки взяты мною из "Синей книги" Гип-пиус, из ее петербургских дневников, а все прочее отно-сительно Блока - из биографических и автобиографиче-ских сведений о нем.)

Приступы кощунства, богохульства были у Блока тоже болезненны. В так называемом Ленинграде издавался в конце двадцатых годов, "при ближайшем участии Горько-го, Замятина и Чуковского журнал "Русский Современ-ник", преследовавший, как сказано было в его программе, "только культурные цели". И вот, в третьей книге этого культурного журнала были напечатаны некоторые "драго-ценные литературные материалы", среди же них нечто особенно драгоценное, а именно:

"Замыслы, наброски и заметки Александра Александ-ровича Блока, извлеченные из его посмертных руко-писей".

И впрямь - среди этих "замыслов" есть кое-что заме-чательное, особенно один замысел о Христе. Сам Горький относился к Христу тоже не совсем почтительно, называл Его, ухмыляясь, "большим педантом". Но в этом отноше-нии куда же было Горькому до Демьяна Бедного, до Мая-ковского и, увы, до Блока! Оказывается, что Блок замыш-лял не более, не менее, как "Пьесу из жизни Иисуса". И вот что было в проспекте этой "пьесы".

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки